Тарутинский марш-маневр

Оставляя Москву, Кутузов решил оторваться от французской армии и дезориентировать ее. 14 сентября русские войска направились по Рязанской дороге. Затем, переправившись через реку Москву по Боровскому перевозу, повернули на запад и 20 сентября вышли на Старую Калужскую дорогу. Переход с Рязанской на Калужскую дорогу был совершен скрытно, так, что войска маршала Мюрата, которые Наполеон отправил вслед Кутузову, на некоторое время потеряли русских из виду. Но довольно скоро вновь обнаружили их и преследовали буквально по пятам до села Тарутино Боровского уезда Калужской губернии. В окрестностях этого села, в 84 км от Москвы, на Старой Калужской дороге, Кутузов расположил лагерем свои войска.
Находясь здесь, армия надежно прикрывала направление на Калугу, где были собраны значительные запасы продовольствия и амуниции, а также на Тулу и Брянск с их оружейными заводами. Кроме того, важно было сохранить надежную связь с южными губерниями, откуда шло пополнение и снабжение армии продовольствием. Наконец, имея глубоко в своем тылу русскую армию, Наполеон не мог решиться вести свои войска на Петербург, так как в этом случае рисковал получить удар в спину.
Пока французская армия в Москве с каждым днем становилась слабее, армия Кутузова в Тарутино усиливалась. Окрестности села оказались очень удобны для устройства лагеря: с фронта его прикрывала река Нара с топкими берегами, с флангов и с тыла – густой лес. Вокруг лагеря были возведены земляные укрепления, в лесу устроены засеки. Подступы к флангам патрулировали егерские отряды. В 4-х км перед фронтом расположился авангард генерала Милорадовича. Главная квартира Голенищева-Кутузова находилась сначала в Тарутино, потом в соседней деревне Леташёвке. Лагерь занимал значительное пространство – 3 км в глубину и 4 км по фронту. Войска, расположенные в несколько линий, строили землянки, укапывали и утепляли палатки, ставили шалаши.
В Тарутинском лагере русская армия значительно пополнилась свежими силами. Сюда были привезены достаточные запасы продовольствия и вооружения, зимнее обмундирование для войск. Всего за три недели (с 3 по 23 октября) русскому командованию удалось восполнить понесенные в сражениях потери и подготовить свою армию к продолжению военной кампании. К концу этого срока численность сосредоточенных в Тарутинском лагере сил составляла около 120 000 регулярных войск и примерно столько же ополченцев, при 622 орудиях. У Наполеона в Москве оставалось к этому времени, по разным оценкам, от 116 000 до 140 000 человек при 569 орудиях.
18 октября Наполеон получил известие о сражении, состоявшемся между русскими армиями и авангардом Великой армии недалеко от селения Винково. Историки называют его Тарутинским сражением. В Тарутино русские армии готовились к возобновлению боевых действий. Еще 20 сентября главнокомандующий получил из Петербурга план общего контрнаступления, подписанный Александром I. Главная задача состояла в том, чтобы оттеснить основные силы неприятельской армии от Москвы в район Смоленска и, совместно с фланговыми группировками адмирала Чичагова (с юга) и генерал-лейтенанта Витгенштейна (с севера), окружить их и уничтожить.
Учитывая этот план, Кутузов согласился с мнением своего штаба о необходимости атаковать позиции авангарда французской армии под командованием маршала Мюрата, расположившиеся к северу от русского лагеря, вдоль реки Чернишни. Все полки французского авангарда после понесенных потерь были недоукомплектованы, неприятель испытывал нужду в продовольствии, не хватало корма лошадям. Дисциплина в этой части войск Наполеона также была низкой, сторожевое охранение почти не выставлялось, разведка поставлена плохо, лагерь не укреплен: уверенный в скором заключении мира, Мюрат чувствовал себя довольно спокойно, никак не ожидая от русских нападения.
Авангард Великой армии в это время насчитывал около 26 000 человек (в том числе 8 000 кавалерии) при 187 орудиях. Лагерь войск Мюрата был растянут между деревнями Тетерино и Винково. В районе Тетерино он находился на открытом пространстве, здесь позиции неприятеля были наиболее уязвимы.
Диспозиция боя была такова. Войска, назначенные для наступления, делились на два крыла. Правое крыло под командованием генерала Беннигсена должно было нанести главный удар: 1-я колонна (генерал-майора Орлова-Денисова) – на левый фланг неприятеля, 2-я (генерал-лейтенанта Багговута) и 3-я (генерала Остермана-Толстого) – в центр позиций Мюрата. Левое крыло составляло 4-ю колонну, которой командовал генерал Милорадович. Его задачей было отвлечь противника, приковать к себе часть его сил. В резерве правого крыла находился 3-й пехотный корпус Строганова. Главнокомандующий Кутузов находился при главном резерве, состоявшем из гвардии и кирасирских полков. Отряды Дорохова и Фигнера должны были отрезать противнику пути отступления к северу от деревни Винково.
Русские войска должны были на рассвете с разных сторон подойти к французскому лагерю, одновременным и неожиданным ударом уничтожить группировку противника. К назначенному времени, 7 часам утра, на исходные позиции вышла лишь 1-я колонна Орлова-Денисова. 2-я и 3-я колонны задержались. 4-я колонна выступила из лагеря лишь на рассвете и тоже опаздывала. Прибыв на место, 1-я колонна начала атаку. Эффект неожиданности был достигнут, французские солдаты растерялись и отступили, позволив казакам захватить несколько орудий. Но Мюрат, ночевавший в Тетерино, прибыл на место боя очень скоро и сумел организовать контратаку. Карабинерские и кирасирские полки остановили русские полки, а прорвавшихся в тыл неприятелю казаков заставили отступить кавалерия генерала Латур-Мобура и пехота генерала Клапареда. Опоздавшая 2-я колонна русских войск с марша атаковала французские позиции, но ее наступление было прервано в самом начале гибелью генерала Багговута. 3-я и 4-я колонны атаки не начинали.
Воспользовавшись достигнутым тактическим успехом своих контратак, Мюрат отвел свои основные силы к Спас-Купле и далее – к Воронову. Отряды Дорохова и Фигнера в бой введены не были. К 13 часам русские войска прекратили преследование отступавшего противника и вернулись в Тарутинский лагерь, не достигнув поставленной цели. Мюрату удалось сохранить основные силы своего авангарда, но ценою значительных потерь: 2 800 человек было убито (в их числе – генералы Дери и Фишер) и ранено; русскими войсками захвачено в плен 1200 человек и 38 пушек, большая часть обоза и штандарт 1-го кирасирского полка. Потери русских войск составляли около 1 500 человек убитыми и ранеными. Это был самый значительный успех русских с начала войны.
Кутузов писал жене на следующий день после боя: «Бог даровал мне победу вчерась при Чернишне, командовал король неаполитанский… Первой раз французы потеряли столько пушек и первой раз бежали как зайцы». Достигнуто было главное: русская армия показала свою готовность к дальнейшей борьбе с противником. Это понял и французский император. Именно известие о поражении Мюрата и понесенных им потерях заставило Наполеона поспешить с принятием решения об оставлении Москвы. Начальник артиллерии 3-го резервного кавалерийского корпуса армии Наполеона полковник Гриуа вспоминал: «Встревоженные последствиями, какие могло иметь это дело, мы были все же очень далеки от мысли о длинном ряде ужасов, ожидающих нас. Увы! Это дело было только предвестием наших бед». С этого момента началось…